Елена Шевелёва (odri_maat) wrote,
Елена Шевелёва
odri_maat

Categories:

Тугустемир. Часть IV

После небольшого перерыва продолжу тему Тугустемира. Сегодня читайте рассказ Т.В. Асабиной о том, как ее бабушка замуж выходила. Новых фотографий, к сожалению, нет. Но не поленитесь, вернитесь ко второй части и еще раз рассмотрите фото. На нем вы увидите людей, о которых пойдет речь сегодня.



Продолжение

Очень интересно рассказывала мне бабушка о своём замужестве. Тогда замуж не выходили, а отдавали. Всё решали только родители: когда и за кого отдать дочь. Отдавали, как правило, рано. Марии было неполных шестнадцать лет, когда в семье Пьяновых заговорили о её замужестве.И как раз этой весной Манечка влюбилась в паренька из многодетной и очень бедной семьи, что жила на другом конце Тугустемира. Его звали Иваном, и был он на годок-другой старше Манечки. Надо ли говорить, что Иван тоже был влюблён в Марию, стройную ясноглазую красавицу с нежным румянцем во всё щёку. Конечно, Манечка воспитывалась в строгости и благонравии, и речи о каких-то свиданиях и объяснениях быть не могло. Об их любви говорили только глаза, и в этих глазах они читали больше, чем могли сказать словами. Наверное, это не укрылось и от посторонних глаз, потому что Ефрем строго сказал дочери: «И думать о нём не смей!» Мария зарделась как маков цвет и убежала. Она знала, что отец, желая единственной дочери счастья, ищет ей партию из зажиточной семьи. Сами они жили неплохо. Конечно, держали хозяйство, огород, хлеб сами сеяли, ну и работали у помещиков, так что Манечка росла в достатке. Не хотелось отцу, чтобы она после замужества впала в бедность и нужду. Да что в нашей стране предугадаешь?! А, может быть, и ещё были причины, по которым Ефрем не желал родниться с той семьёй и которые были укрыты от совсем юной дочери. Но прозвучали слова отца, и Мария поняла, что она никогда не выйдет за Ванечку, но думать о нём, конечно, не перестала. А тут так некстати нагрянули сваты, и по всему было видно, что отец доволен предлагаемой партией. Родители засуетились, провожая гостей в горницу, а Мария под шумок выскочила из дома и, забежав в сараюшку, укрылась в закуте у телёнка. На улице было уже по-летнему жарко, окна были открыты на¬стежь, и Манечка, сжавшись в комочек, по обрывкам фраз, долетающих до её уха, догадывалась о том, что происходило дома. Гости, усевшись за наскоро накрытый стол, всё твердили о том, что у них есть купец, и желали посмотреть товар, родители время от времени кликали Манечку. Мать даже выбегала во двор и в огород, звала дочь, но та сидела и не откликалась, твёрдо решив, что к нежеланному жениху она не выйдет ни за что. Не люб он ей был, и она не вышла. Сваты, не дождавшись строптивую невесту, засобирались домой. Выходя из избы, тихо, но всё-таки возмущались: что это за воспитание такое, что за семья, где дочь не подчиняется воле родителей? А когда непрошенные гости ушли со двора, Манечка вышла из своего ук¬рытия и предстала перед разгневанным отцом. Мать и дочь ожидали, что сейчас разразится буря, и отец, никогда не поднимавший руки на любимую Маняшку, всё-таки оттаскает её за волосы. Но ничего такого не произошло. Ефрем справился с гневом, и на этот раз дочь и пальцем не тронул, только сказал, как отрезал: «Отныне, Мария, со двора - ни ногой! Ослушаешься - пожалеешь! А замуж тебя отдам за первого, кто посватается к тебе! Такое моё тебе родительское благословение!» Ну, прямо, как в сказке! Но Манечке было не до сказок, она знала: как отец сказал, так и будет. Она ходила грустная, иногда плакала, вспоминая Ванюшку, но за пределы двора выйти не смела.
Между тем наступило лето, и такая благодать была вокруг, но Марии и в голову не приходило ослушаться отца. Верные её подружки прибегали к ней под окно вечерами, Манечка же, сидя на подоконнике, слушала их и улыбалась. Она ждала их каждый день, так как надеялась, что они принесут ей привет от Ванюшки. Вполне возможно, что так и было. Но однажды во время такого общения девушки увидели, что по улице идут незнакомые им парни в воинском обмундировании, нарядные. Идут и так смело поглядывают по сторонам, как будто всегда тут и были. Поприветствовали девчонок, те ответили и расхохотались. Девчонки - во все времена девчонки. Я помню, мы тоже так дурачились, когда были девчонками. Начали они «делить» женихов. Та, что побойчее, воскликнула первой: «Чур, вот тот красавчик - мой!» Тут же подхватила и другая: «А мой - высокий с большим чубом! А тебе, Маняшка, за то, что ты от жениха убежала, вон тот самый маленький, с усами!» Все засмеялись, смеялась и Манечка, не предполагая, что совсем скоро тот «самый маленький, с усами» придёт свататься к ней. А отец выполнит-таки своё обещание и отдаст дочь замуж за бывшего служивого Андрея Самсоновича Крупенина.
Раньше для меня была загадка: что за военные ходили по Тугустемиру, что занесло моего двадцатишестилетнего дедушку в это село, если он родился и рос в селе Ермолаево? Но, когда я узнала, что эти два села связаны тем, что и там, и там жил помещик Шотт, причём, главное его поместье было в Ермолаево, а в Тугустемире он чаще жил летом, мне многое стало понятно. Дорожка между этими двумя сёлами бы¬ла хорошо наезжена, даже телефонная связь была уже в то время между этими населёнными пунктами. Не для крестьян, конечно, а для помещика, но факт остаётся фактом. Мало ли по какому случаю могли оказаться ермолаевские ребята в Тугустемире! И по работе - могли же они работать у того же Шотта, и в гости к родственникам приехать могли, и к другу, товарищу по службе, тем более они ещё только-только демобилизовались. А если немного поразмыслить да пофантазировать, то о многом можно догадаться. У меня в семейном альбоме есть фотография, на которой запечатлен Андрей в военной форме с друзьями тоже солдатами, на её обороте надпись: «На память о военной службе, 1905 год». В руках у Андрея - веточка сирени, значит, был май. И фотографировались на память, потому что служба заканчива¬лась. А что делали молодые мужчины, отслужив в армии, в первую очередь? Они женились. Марию отдали замуж, едва ей минуло 16 лет. А 16 лет ей исполнилось 21 июня 1905 года. Значит, Андрей, действительно, отслужив, думал о женитьбе. Может быть, с этой целью и оказался в Тугустемире со своими тоже отслужившими друзьями. Тот же Ефрем, привезя барина в его главную усадьбу, мог подзадорить ребят: «Что, служивые, носы повесили, девчат не хватает? Приезжайте к нам в Тугустемир, у нас в каждом дворе по красавице, и все вас дожидаются!» Вот и поехали ребята, принарядившись в самое лучшее, что у них есть - в военную форму, пока она ещё имела приличный вид. Так или иначе, но свадьбу справили, наверное, осенью, молодые венчались в храме святой Екатерины и уехали строить свою семейную жизнь в Оренбург.

Продолжение следует...

Тугустемир. Часть I (Здесь фото Т.В. Асабиной)
Тугустемир. Часть II (Здесь фото Пьяновых-Крупениных)
Тугустемир. Часть III
Тугустемир. Часть V
Тугустемир. Часть VI
Tags: Тугустемир
Subscribe

  • Я вернулась

    Вернулась, после проведённого на море отпуска, случившегося после очень важного события, состоявшегося в начале сентября. На самом-то деле я…

  • * * *

    Вчера дети водили меня в кино. Фильм «Главный герой» с Райаном Рейнольдсом (самая известная роль Рейнольдса, пожалуй,…

  • Я не в силах тебя не любить: ты — Нева... ©

    Пришло время рассказать об экскурсии по Неве и Малой Неве. Про то, к ак мы смотрели на корабли, я вам уже рассказала, а теперь основная часть…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments