Елена Шевелёва (odri_maat) wrote,
Елена Шевелёва
odri_maat

Categories:

Хворост



Когда я пеку хворост, я всегда вспоминаю тетю Маню. Марию Владимировну Нейзель, старшую сестру моей бабушки. Она родилась в 1899 году в Оренбурге и была старшей дочерью Анны и Владимира Нейзель. Когда я была совсем маленькой, Мария жила в Алма-Ате в одноэтажном доме. Двор был на несколько семей и напоминал волшебную сказку – там были зеленые беседки, древние сараи, уютные скамейки… В представлении ребёнка это был огромный мир. А на улице рядом с домом был огромный валун – величиной с дом. Я жутко боялась ходить мимо него: казалось, он сейчас сдвинется с места, покатится и раздавит меня... Несколько камней чуть поменьше были разбросаны по близлежащим улицам. Это были остатки селевого потока, прошедшего через город в 1956 году. Дом Марии тогда чудом уцелел. У Марии была небольшая квартирка, подниматься в которую нужно было по деревянным ступеням, которые вели на некое подобие веранды, куда выходили ещё несколько дверей. Мария жила одна. В её квартирке было уютно и тихо. Везде вышитые крестиком подушечки, салфетки, панно... В старинных коробочках конфеты и печенье… Хворост… Ах да, хворост! Это было неизменное лакомство, которое готовилось к нашему с бабушкой приезду. Тётя Маня готовила его изумительно! Хворостинки были нежно-золотистого цвета и такие тонкие (не то, что у меня), что буквально таяли во рту. А готовила она его на… керогазе. Это потом появились керосинки. Помню, как любила я смотреть на огонь за слюдяным окошечком, наблюдать, как начинают золотиться и раздуваться кусочки теста. До сих пор не понимаю, как на таком монстре можно было готовить так вкусно! Когда хворост был готов, мы пили чай…


1957 год. Мария в своей комнате. Жаль, плохо видны вышитые подушки и панно на стене – это без преувеличения шедевры. Когда она переезжала к нам в Оренбург, все оставила младшей сестре Анне, которая тоже жила в Алма- Ате.


1957 год. Мария с племянником Игорем (сыном средней сестры Анны), вернувшиеся с рынка у лесенки, ведущей в дом.


1957 год. Мария с Мухой – так мы звали девушку по имени Мухаббат, которая занималась с нами детьми, которых в большом дворе было немало - убирают сухие стебли в нашей любимой беседке.


1967 год. Мария у телевизора в квартире сестры Анны. Вот такой я ее уже помню.
Tags: Камбулины-Нейзель, Мария, ностальгия, семейный альбом, старые фото, я
Subscribe

  • Простота форм и первозданная наивность Альфреда Уоллиса

    Давненько я не открывала для вас свои закладки! Среди страниц моей сегодняшней книги лежит осенний листок. Лето идет к концу. А мы обратимся к роману…

  • Кошачьи портреты Елены Лэмм

    Плавая по просторам Интерната, в частности, в море Фейсбука, наткнулась я на одну интересную с моей точки зрения, художницу, Елену Лэмм (Yelena…

  • Чарльз Дана Гибсон

    Детективная история от Джоан Роулинг, написанная ею под псевдонимом Роберт Гэлбрейт захватывает дух. Этим произведением «мама» Гарри…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments